Телефон: +7 3852 39-56-28
Электронная почта: info@fond-serdolik.ru

Документы

Изложение указа Петра I от 29 февраля 1708 года о строительстве острога у слияния рек Бии и Катуни (из дела Сибирского приказа о разрешении кузнецким служилым людям получать хлебное жалованье в Томске)

1710 г.

<…> А в прошлом 708 году марта 15 по указу Великого Государя послана в Кузнецк к воеводе Михаилу Овцыну его, Великого Государя, грамота. Велено Кузнецкому уезду на реках Бии и Катуни в пристойном месте для сбору ясашной казны и к селению пашенных крестьян построить острог со всякими крепостями, а хлебные припасы для той посылки и впредь по все годы на дачи в том остроге служилым всяких чинов людям, на окладные и неокладные расходы посылать из Кузнецка, сколько какого хлеба в год доведется, чтоб без присылки хлебных припасов тому строению остановки и впредь и в нем живущим людям в даче в оклад и на неокладные расходы оскуднения отнюдь не было, а для того острожного строения и надсмотру над служилыми людьми и над пашенными крестьянами послать из Кузнецка сына боярского да с ним служилых людей. И впредь в том остроге для сбору ясашной казны начальным человеком и на житье служилым людям оставить человек пристойно по воеводскому рассмотрению, и в том острожном строении показать ему службу и прилежное радение, чтоб со всякими крепостьми тот острог для сбору ясашной казны и от приходу воровских калмыцких и киргизских воинских людей построить в немедленном времени и, построив острог, ведать им Кузнецку. А как острог построен будет, на строение пожалован он будет Великого Государя жалованьем, а которые служилые люди в том остроге на житье оставлены будут, чтоб они к городовому делу были заобычны и со всякими воинскими припасы и с хлебными припасы. Да в Кузнецке ж Великого Государя указ сказать: буде казачьи дети, и братья, и племянники, и иные свойственники похотят на ту службу идтить или в том новопостроенном остроге жить, они б шли и служили, и в том остроге домами своими селились, а Великого Государя жалованье дано им будет против иных городов служилых людей. А буде в Кузнецке за малолюдством служилых людей вышеописанного острога построить будет не можно, о прибавке для строения ратных людей писать к Великому Государю, к Москве в Сибирский приказ.

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 1962. Л. 4–5. Копия.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 14-15

Из отписки кузнецкого воеводы М. А. Овцына в Сибирский приказ от 28 декабря 1709 года о строительстве Бикатунского острога

1710 г.

<…> И в прошлом 709 году декабря в 28 день писал к Великому Государю из Кузнецка воевода Михаил Овцын, и в отписке его написано: в прошлом 709 году августа в 21 день приходили под Кузнецк войною калмыцкие князцы Бойдан Сакылов, Бойкан Уежин, Бейкон Будаев, Аюжи Оскубин, Моногоч Сакунской с калмыками в тысячу человек, из Кузнецкого уезда деревни: Ускацкую, Калачикову, Бунгурскую и Шарап сожгли, на полях и на работе захватили и 17 человек убили, а иных в полон побрали, хлеб и сено около тех деревень сожгли и потравили. И в 709 году августа 23 послал он кузнецких всяких людей против тех калмыцких людей, и с ними был бой от Кузнецка в трех верстах. Милостию божею и его Великого Государя счастьем трех калмыцких князцов, а рядовых калмыков с 40 человек, побили, а ранено калмыков многое число, и от ран по лесам многие померли. Полоненных русских людей и ясашных иноземцев, которых они, калмыки, полонили, и… лошадей калмыцких отбили, и те де калмыцкие лошади от пушечного и мелкого ружья многие убиты и копьями переколоты, а иные переранены и от ран пропали. А остальные калмыки разбежались к реке Оби разными дорогами. В том вышеописанном бою из тех калмыков пойман калмык Шак Бесеев и приведен в Кузнецк. В расспросе он сказал: в прошлом де 708 году калмыцкие князцы Бойдан да Моногоч да подгородный калмык Табаза ездили к контайше для того, чтобы он велел Кузнецк воевать. И контайша де вышеописанным князцам Кузнецк воевать приказал, и они де по контайшину приказу под Кузнецкий город войной приходили. А кузнецких всяких чинов людей побито: от воинских людей одиннадцать человек, да десять человек ранено, а посланных де было против тех калмыков немногое число для того де, что в 709 году по указу Великого Государя и по грамоте в устье Бии и Катуни-реки острог поставлен, и в том остроге оставлено для оберегательства от приходу воинских людей служилых людей 100 человек.

РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 1962. Л. 5–6. Копия.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 15-16

Из донесения кузнецких служилых людей о строительстве Бикатунского острога и сражении с калмыками в окрестностях Кузнецка в 1709 году

1710 г.

<…> Лета от рождения Христова 1709 года июня во 2 день по указу Великого Государя царя и Великого князя Петра Алексеевича всея Великия и Малые и Белые России самодержца и по грамоте из Сибирского приказу и по наказной памяти стольника и воеводы Михаила Алексеевича Овцына посланы были на реки Бию и Катунь для строения острога кузнецкие всяких чинов люди и, приехав на вышеописанные реки, велено [нам] острог построить со всякими крепостями. И по вышеописанному Великого Государя указу мы, всяких чинов люди, на реке Бии и Катуни острог построили со всякими крепостями и с жилыми избами, и в том новопостроенном остроге оставлено служилых людей для оберегательства острога от приходу воинских людей сто человек. А остальные мы, всяких чинов люди, из новопостроенного острогу пришли в Кузнецк июня в 10 день нынешнего 709 года.

Да в нынешнем 709 году августа в 21 день приходили под Кузнецк калмыцкие князцы Бойдан Сакылов, Болкан Уежин, Бейкон Будаев, Моногоч Сакунской со многими воинскими калмыками, во многом собрании и село Ильин-ское осадили, Ускацкую, Калачикову, Бунгурскую, Шарапскую деревни и дворы и всякие дворовые заводы пожгли и на полях людей побили и в полон побрали, и всякий хлеб на полях и сено пожгли и лошадьми потоптали. И в августе [в] 23 день нынешнего же 709 года по указу Великого Государя и по приказу стольных и воеводы Михаила Алексеевича Овцына посланы были из Кузнецка всяких чинов люди против вышеописанных воинских людей калмыков и с ними, воинскими людьми калмыками, был бой от Кузнецка в трех верстах, а всего бою от вышеописанного места в степь по калмыцкой дороге двадцать верст до реки Чумыщу и до черни. И божьею милостью и твоим, Великого Государя, счастием тех вышеописанных воинских калмыцких князцев трех, да рядовых с триста человек побили, а ранено их многое число, и от тех ран по лесам многие померли. И полоненных русских людей и ясашных иноземцев, которых они, калмыки, полонили, и кошт их весь и шестьсот семьдесят семь лошадей калмыцких отбили. И те калмыцкие лошади от пушечного и мелкого ружья многие убиты и копьями переколоты, а иные переранены и от ран перепропали. А остальные калмыки разбежались к реке Бии разными дорогами. А кто именно, всяких чинов люди, на вышеописанных службах, в посылках для строения Бии и Катунского острога были и на бою, то писано в послужном списке ниже сего. Голова конных казаков Яков Максюков был на обоих службах начальным <…>

РГАДА. Ф. 214. Кн. 1660. Л. 1–9. Подлинник.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 16-17.

Из отписки кузнецкого коменданта полковника Б. А. Синявина о событиях 1710 года, связанных с падением Бикатунского острога и набегами кочевников на Кузнецкий уезд

Август 1715 г.

<…> В 1709 и 1710 годах приходили под Кузнецкий войною черные и белые калмыки и многие деревни разорили, и на полях людей побили, и в полон побрали, и хлеб пожгли без остатку, и всякий скот отогнали, и на устье Бии и Катуни острог разорили. После оного разорения того ж, 1710, года сентября приходил из Телеутской землицы белых калмыков князец Бойгорок Табунков с белыми калмыками в Кыштымские волости, который в прошлом 1714 году в тех Кыштымских волостях пойман и ныне сидит за караулом, он Чеоктонов улус разбил, и его, Чеоктона, поймав, у живого глаза вынул, и ремни из спины резал, и повесил его на дерево за то, что он, Чеоктон, подал сведение в город, усмотрев черных и белых калмыков, которые идут войною под Кузнецкий, а того улуса ясашных иноземцев многих побили да 36 в полон взяли <…>

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 3. Л. 31. Подлинник.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 17-18.

Из грамоты Петра I Джунгарскому Хунтаиджи Цэван-Рабдану (опровержение притязаний Джунгарии на земли Южной Сибири)

27 февраля 1715 г.

<…> И о том контайша должен осведомиться, что земли на Бии и Катуни, где построен город Его Царского Величества, и те земли Сибирские, а не твои, контайшины, потому что сибирские реки Обь, Енисей и Лена искони сибирские и от устья, где впали в Северное море, и до гор, из которых те реки потекли. Тако ж, которые реки впали в них, то те земли, откуда потекли те реки, земли Царского Величества, о том и самому Эрдени Журыхту контайше ведомо. Кочуют на тех землях и посторонние люди, но обиды Его Царское Величество таким людям чинить не велит, для того, что в тех местах пустота и поселения не было. И искони сибирские земли граничат от устья тех рек, где впали в море, до вершин гор, из которых потекли, тако ж и те реки, которые впали в реки, тако ж до вершин их сибирская земля; и барабинцы, и курсаки, всякие, люди Его Царского Величества, и о том требуем самой правды, о чем контайша сведом <…>

Памятники Сибирской истории XVIII века. Кн. 2. 1713–1724 годы. СПб., 1885. С. 66–67.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 18-19.

Челобитная кузнецкого коменданта полковника Б. А. Синявина о разоружении жителей деревень, расположенных по реке Бердь

Не ранее 28 мая1716 г.

Господину Якову Андреевичу Борис Синявин челом бьет. В прошлом 715 году били челом Великому Государю. В Кузнецке, в приказной избе подали мне челобитную Кузнецкого уезду бердевские жители. Прибежали из Томска в бердевские деревни для разорения томские дети боярские Федор да Дмитрий Лаврентьевы да Чеуского острогу прикащик Иван Цидурин с служивыми людьми и при том их разорении оные дети боярские побрали у них, бердевских жителей, 23 винтовки и привезли в Томск. И поныне то ружье лежит в Томске в приказе. А сего 716 году майя 28 дня в отписке твоей писано ко мне, что у Емышева военные люди калмыцкие острог сожгла и для того от пришлых военных людей калмыков тому вышепомянутому взятому ружью надлежит ныне быть за воинским случаем при них, бердевских жителях, чтоб за умалением ружья калмыки разорения им не учинили и для приему того вышепомянутого ружья послан ис Кузнецка в Томск наскоре нарочной посыльщик кузнецкий служивый человек Василей Трошков <…>

РГАДА. Ф 1134. Оп. 1. Д. 7. Л. 114об — 115. Подлинник.

Из протокола допроса телеута Алмачи Саитаева в Кузнецке о подготовке кочевников к нападению на Кузнецкий уезд

12 августа 1716 г.

716 году августа в 12 день вышеписанный полоненный привозной калмык Алмачи Сайтаев расспрашивай в застенке и в расспросе с пытки говорил: отец его, Алмачин, родом был контайшина владения и кочевал за Обью-рекою на устье Барнаул-реки и сего 716 году с того, вышепомя-нутого урочища, отец его с братьями его и матерью, и сыном Алмачею перекочевали по сю сторону Оби-реки и кочевали по Буиму-реке. А контайшина ж владения белые калмыки кочуют за Обью-рекою, верст с 20 от Оби-реки промеж Кылмалом и Барнаулом-реками. А от контайши из Урги прислан к ним, белым калмыкам, князем Карасай Тайнороков, а с ним черных калмыков пятьсот человек, да, с ними в собрании соединясь, белых калмыков князец Шалда Сесконев сын да Манзу Бойдоев с белыми калмыками готовятся под Кузнецк идтить войною вскорости.

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 4. Л. 118. Подлинник.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 19.

Из письма кузнецкого коменданта полковника Б. А. Синявина томскому коменданту князю И. И. Щербатому о приказе сибирского губернатора М. П. Гагарина построить новую крепость у рек Бии и Катуни, опорных пунктов в других местах Верхнего Приобья

Апрель 1717 г.

<…> Господину князю Ивану Ивановичу Борис Синявин челом бьет: с прошлого 714 году по указу Великого Государя за подписанием губернатора Сибири князя Матвея Петровича Гагарина велено посылать из Томска в Кузнецк для обережения от воинских людей томских дворян и детей боярских, и конных казаков, и татар с чина по половине, и быть в Кузнецке на одной службе. Из вышеписанных чинов, по полгоду переменяясь по очереди другою половиною. И по тому Великого Государя указу в прошлом 716 году прислан был из Томска в Кузнецк для обережи московской дворянин Алексей Круглин и с ним вышепомянутых чинов томских служивых людей триста человек, и многие из них служивые люди были без одежны, и провианту ни у кого не было. И того ж 716 году сентября 14 дня за той нуждою по челобитью их он, Алексей, с служивыми людьми из Кузнецка отпущен. Тех служивых людей по очереди из Томска сего году не прислано. В сего 717 году Великого Государя за приписанием руки губернатора Сибири князя Матвея Петровича Гагарина велено мне вскорости на Бии и Катуни построить город в крепком месте, посадить служивых Людей и начального человека доброго; тако ж сделать острог на Алтыне-озере, из которого течет Бия-река, и в иных местах: на Чумыше и в ясашных волостях остроги строить же. И о том строении указ Великого Государя в Кузнецке служивым людям объявлен, а в остроги и в слободы к приказчикам посланы памяти, чтоб все с ружьем, и запасы к строению города и острогов в половине мая были б в готовности. И о присылке из Томска в Кузнецк для оберегательства томских служивых людей к тебе, господин, писал я с томским служилым человеком, с Данилом Пичугиным, и сего апреля под 24 число о наряде и высылке томских служилых людей ко мне не известно.

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 7. Л. 12об — 13. Подлинник.

Наказная память кузнецкому дворянину Ивану Максюкову, назначенному руководителем строительства новой крепости на территории Верхнего Приобья

15 июня 1717 г.

1717 году июня 15. Память кузнецкому дворянину Ивану Максюкову. Сего 717 году по указу Великого Государя за подписанием руки губернатора Сибири князя Матвея Петровича Гагарина велено на устье Бии и Катуни сделать город в крепком месте и посадить кузнецких служилых людей и начального человека доброго. И тебе по наряду взять из Кузнецка служилых людей 150 человек, обинских служилых татар 10 человек, подгородных выезжих белых калмыков 20 человек, мунгацких беломестных казаков и казачьих детей, и оброчных людей, и тюлюберских татар 104 человека, мерецких деревень жителей сколько будет принято у сына боярского Ивана Гвинтовкина, да в Кузнецке взять 5 знамен полковых, две пушки медных, две пушки больших железных, к ним 160 ядер, дроби железной два пуда, шесть пушек малых железных, к ним 320 ядер, пороху пушечного 11 пуд 20 фунтов, ручного — 60 пуд 30 фунтов, свинцу 5 пуд, кремней, и ехать тебе с вышепомянутыми всяких чинов служилыми людьми для строения города на вышепомянутое урочище и осмотреть удобные места, где быть городовому строению, дабы были б места хлебопахотные и всякими угодьями предовольны, и, ежели где такое угодное место сыщется, строить новую деревянную рубленую крепость четвероугольную, с башнями, с поспешением и сделать городовому строению чертеж подлинный.

а) Будет к вам присланы от калмыков посланцы о выговоре того строения, и тебе говорить с ними, что та земля нашего Великого Государя, и, выговоря с ними, против [того], с чем они будут посланы, держать их за караулом, а одного из них, калмыков, отпустить и сказать ему, дабы он сказал: от кого был прислан, чтоб они в строении городов Царского Величества людям помешательства никакого не чинили, понеже та земля вверх по Оби-реке по левую сторону и до Алтына-озера Царского Величества, а других держать за караулом вместо аманатов. И, как милостью божьей строение совершится, и тех калмыков оставить в крепости вместо аманатов и держать за крепким караулом до указа, а корм давать им довольно.

в) Будет оное место прежде вашего приезду неприятель заступит и будет силен и, осмотря подъездами неприятеля, что есть его силы, о том писать в Кузнецкий наскоро, а самому тебе стоять ополчася в крепком месте.

г) Дорогою и устроения города вышепомянутые всяких чинов людей ведать тебе судом и расправою и чинить между ими суд в правду и всякого неисправления за ними смотреть, чтоб оные в никокова бесчинства и непослушания не были, а которые к какие нибуть в бесчинства и непослушания явятца и по розыску таким чинить наказание бить подогами а плетьми смотря по винам нещадно.

д) Будет есть в близости по сей стороне Оби калмыки стоят юртами, и тебе б по указу Великого Государя, прося у вышнего милости, на тех калмыков идти войною, как милостивый" Бог восхочет, так над ними и воинский промысел чинить, а паче домогаться чрез нашего милостивого Вседержателя и его Святую Богоматерь языков, и чрез тех языков доведываться о калмыках: в которых они урочищах кочуют и что в собрании и нет ли под государевы города от них воинского приходу.

е) К тому городовому строению вспоможению велено к тебе быть немедленно из Берского острога Кузнецкому сыну боярскому Тимофею Бессонову и иным по наряду берских беломестных и оброчных и гулящих людей двести шестьдесят человек.

з) Как совершится строение города, велено в том городе быть по указам Великого Государя кузнецкому дворянину Степану Серебряникову, и тебе б ему служилых людей 25 человек, мунгацких беломестных казаков 10 человек, обинских служилых татар 5 человек, бердских беломестных казаков 30 человек, оброчных и гулящих 20 человек, всего 90 человек, знамя, две пушки больших железных, ядер к ним 80, 3 пушки малых железных же и к ним ядер 230, да дроби железной полтора пуда, пороху пушечного 5 пуд, ручного 7 пуд 15 фунтов с деревом, свинцу 2 пуда. И в отдаче людей с ним, Степаном, расписаться. А за оставкою, что будет: бердских беломестных казаков и оброчных и гулящих людей отпустить всех в Бердский острог по домам и велеть идти до острогу с опасением. А кузнецким всяких чинов служивым людям с мунгацкими жителями, татарами и с калмыками идти немедленно в Кузнецкий, також иметь опасение против вышеупомянутого. И, приехав в Кузнецкий, оной новой крепости чертеж под доездом подать полковнику Борису Акимовичу Синявину. А бердским беломестным казакам и оброчным и гулящим людям велено быть помесячно в новопостроенном городе по 50 человек, переменяясь по очереди, а кузнецким служивым людям и мунгацким беломестным и обинским татарам, которые оставлены будут в городе, велеть быть им по указу Великого Государя.

Такову указную память и по сей памяти служилых людей, знамена и пушки, ядра, порох, свинец, кремни дворянин Иван Максюков принял и по его прошению татарский голова Петр Максюков руку приложил.

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 8. Л. 38–39. Подлинник.

Память кузнецкому дворянину Степану Серебренникову о строительстве новой крепости, порученном Ивану Максюкову

17 июня 1717 г.

<…> Сего 717 году по указу Великого государя за подписанием руки губернатора Сибири князя Матвея Петровича Гагарина велено на усть Бии и Катуни зделать город в крепком месте и посадить кузнецких служилых людей и начального человека доброго и по оному Великого Государя указу сего июня 28 дня послан из Кузнецку для строения города на вышепомянутое урочище кузнецкий дворянин Иван Максюков с служилыми людьми. И велено ему осмотреть удобные места, где быть городовому строению и дабы были б места хлебопахотные и всякими угодья приволны. И построить город вскорости и как милостив Бог совершить строение города велено ему, Ивану, отдать тебе в той крепости кузнецких служилых людей дватцать пять человек, мунгацких беломестных казаков десять человек, служилых татар пять человек, берских Беломестных казаков тритцать человек, оброчных и гулящих дватцать человек с ружьем <…>

И ведать тебе [Серебренникову] вышепомянутых всяки чинов людей в новопостроенном городе судом и расправою и учинить между ними суд доброго и в обидах и в правду, и от побегу их хранить. И ежели служилые люди по челобитью которые в малых делах: в брани и в драках явятся по свидетельству виноваты и таким чинить наказание бить батогами нещадно, дабы между ими бесчинств больше не было. А в государевых делах и в смертных убийствах которые воры надлежат розыску и таких воров присылать в Кузнецк за крепким караулом <…>

а) Буде в проезжих станицах подсмотрят на сей стороне Оби калмыков кочуют юртами вблизи и тех велеть смотреть подлинно сколько их калмыков есть и буде их малолюдство спрося у Всевышнего милости послать на них служилых людей войною как милоствлевый бог восхочет, так над ними воинский промысел чинить, а паче домогаться… языков и через тех языков доведываться о калмыках, в которых они урочищах стоят и что что в собрании, и нет ли под государевы города от них воинского приходу, а самому тебе отнюдь из крепости не выезжать а чинить по вышепомянутому Великого Государя указу и посыласть служилых людей.

б) Буде станут приходить в новопостроенный город калмыки или прикочуют юртами своими в близости и станут просить дабы им быть за государем и жить на сей стороне Оби, тебе таковых принимать в крепость человека по два и держать их в аманатах за крепким караулом и о том в Кузнецкой полковнику Борису Акимовичу Синявину писать скоро а служилым людям тогда велеть быть в великой осторожности всегда б караулы были крепкия, чтоб обманом оне над вами какова вымысла незделали так как у Ямышева озера. И близ города им быть не велеть жить до указу верстах в десяти и более.

г) Служилых людей на промыслы в степь на всяких прибытков отнюдь тебе ис крепости не отпущать и никаких с них скупов в том не брать, но напрасно им нападок не чинить под потерянием своего живота, чтоб оную крепость напрасно не отдать и себя не потерять.

д) Пришлых гулящих разных городов людей за скудостью в крепости тебе принимать кроме томских пашенных крестьян посадских и оброчных и гулящих людей чтоб томских в городе отнюдь не было.

е) Буде ты своею оплошкою и нерадением оной город неприятелю хотя и спонуждением отдаш или за какими мирными договорами без указу Великого Государя уступишь, так как и прежде отдан острог контайшеным калмыкам на усть Бии и Катуни и за то ты и оставшиеся служилые люди которые с тобою все казнены будут смертию в Кузнецку не отписываяся в Тобольск. Такую наказную память дворянин Степан Серебренников принял. По его прошению конный казак Афанасий Иванов сын Хмелев руку приложил.

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 8. Л. 42 — 45. Подлинник.

Донесение дворянина Ивана Максюкова о сооружении вместо крепости у Бии и Катуни ниже по Оби Белоярской крепости

15 июля 1717 г.

1717 году июля 15 дня. По указу Великого Государя за подписанием руки полковника Бориса Акимовича Синявина велено мне с кузнецкими служилыми людьми и с казачьими детьми, и с бердскими и мунгацкими жителями ехать из Кузнецка на устье Бии и Катуни и сделать городв крепком месте, и в вышепомянутом урочище осмотреть удобные места, где быть городовому строению, дабы были б места хлебопахотные и всякими угодьями предовольны, и ежели где такое угодное место сыщется, строить деревянную рубленую крепость, четвероугольную с башнями. А по досмотру на устье Бии и Катуни удобных мест, крепких к городовому строению, нет и хлебопахотных земель и сенных покосов в близости малое число. А осмотрел я с служивыми людьми угодное место к городовому строению над рекою Обью, ниже Катунского устья верст 60, белый яр высокий, длиною 900 сажен, поперек 110 сажен, и от того яру в верхнюю сторону Усмар-курья и от вершины курьи болото, и из того болота источник до нижне­го конца яру течет в Обь. На том месте построил я рубленую деревянную крепость мерою [в] длину и поперек 20 сажен, по углам четыре башни, а под башнями жилых четыре избы. А посреди крепости казенный амбар, где держать харчевые и всякие казны. А в близости того города хлебопахотных мест и сенных покосов, и лесу угодного,-и рыбных ловель, и всяких угодий привольно. И оному месту и городовому строению под сим доездом чертеж.

Вместо дворянина Ивана Максюкова по его прошению сын боярский, Яков Вагин руку приложил.

РГАДА, ф. 1134, оп. 1, д. 8, л. 42. Подлинник.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 22-23.

Память белоярскому приказчику Степану Серебренникову

Июль 1717 г.

<…> Сего июля вышеписанного 15 дня писал ты в Кузнецк к полковнику Борису Акимовичу Синявину послал де ты вверх по Обе реке служилых людей восемь человек в лотках для проведывания калмыков и против Алейского устья на плаве наехали же наехали калмыков двух человек и взяли у них двух лошадей, а они калмыки ушли в острож. Да сего июля в 4 день явились к тебе в Белоярском пришлые люди Семен Наумов Казанец Афанасей, Иванов Попов, Зотей Борисов Верхотурец, Василей Козмин, Михайло Игнатьев Зудилов. И тебе калмыцких лошадей велеть держать служилым людям в Белоярском до указу. А пришлых людей Семена Казанца с товарищи з женами и детьми прислать в Кузнецкой за караулом и впредь ежели явятца такие пришлые разных городов люди тако ж не отписывая присылать в Кузнецк.

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 8. Л. 25. Подлинник.

Из памяти белоярскому приказчику Степану Серебренникову

Июль 1717 г.

<…> Сего июля вышеписанного дня писал ты в Кузнецк к полковнику Борису Акимровичу Синявину, посылал де ты из Белоярского за реку Обь служивых людей пятьдесят человек для проведывания калмыков, и наехали де они служилые калмыцкую сакму и тою сакмою съехались они с калмыцкими и бились с ними из ружья и на том де бою трех человек берских жителей да мунгатцкого одного человека они калмыки убили, четырех человек служивых ранили. А их де калмыков они служилые люди убили пятнадцать человек и многих ранили да девять лошадей убили же. И теперь впредь за реку Обь отнють служивых людей многолюдством не посылать. А посылать для подсмотру в лотках служивых людей по малому числу а буде ты впредь станешь посылать служивых многолюдством и будет людям трата и за то ты казнен будешь смертью, чтоб такими посылками не потерять города, так же как и Бийской острог отдан напрасно калмыком и смотреть тебе за служивыми людьми, чтоб в Беярском [Белоярском] караулы были крепкие днем и ночью непрестанно. А мелкого ружья прислано к тебе с нарочными посылщики служивыми людьми вскорости <…>

РГАДА, ф. 1134, оп. 1, Д. 8, л. 28 — 28об. Подлинник.

Из наказной памяти приказчику Белоярской крепости кузнецкому дворянину Степану Серебряникову о заселении Белоярскои крепости и ее окрестностей

Июль 1717 г.

По указу Великого Государя память кузнецкому дворянину Степану Серебряникову. По ведомости в Кузнецке многие де пришлые, гулящие разных городов люди селятся деревнями по Оби выше и ниже того места, где намерен строить город, и тебе отнюдь им, гулящим людям, до указу селиться деревнями не велеть, а строились бы дворами около крепости в близости улицами, и чтоб улицы были прямы. И те дворовые места отводить им все равные. А будет, которые поселились от города в дальности и тех ныне всех велеть селить при городе слободами, дабы им жить селением при той крепости. А как умножится при крепости население, и впредь деревнями селиться… За тем смотреть накрепко под опасением тебе жестокого наказания и чинить тебе по вышеписанному <…>

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 8. Л. 33. Подлинник.
По: История Алтая в документах и материалах. Конец XVII — начало XX века. Барнаул, 1991. с. 23-24.

Донесение приказчика Белоярской крепости Степана Серебренникова кузнецкому коменданту Б. А. Синявину о самовольном приходе пришлых и гулящих людей

18 августа 1717 г.

По указу Великого Государя в Бердском остроге приказчику Василию Соколову довелось по оговору бердских жителей Терентия Карякина с товарищи из Бердского острога в Кузнецкий [привлекли] к розыску в калмыцком убийственном деле Степана Земляных с товарищи. И вышепомянутые оговоренные два человека явились в Белоярском Козма Удорцов да Козма ж Черемной. И тех двух человек из Белоярска выслал в Кузнецк с нарочными посыльщиками. Да ведомо Вашей милости: приезжали сюда в Белоярский Чаусского острога восемь человек: Михайло Волков с товарищи и просились здесь в Белоярском жить, и я их не принял и отослал назад в Чаусский острог. И оные вышепомянутые люди восемь человек, отъехав от Белоярска верст десять или больше и с той дороги своротя в степь, покинули от себя одного человека своего товарища Дорофея Веснина, за скорбию. Наехали на того человека белоярские жители, а у того человека коня и запасов с ним не явилось. И привезли [его] в Белоярск. И я того человека допрашивал, и вышепомянутый человек сказал против своих товарищей, что ушли де в степь вверх по Оби-реке под Чемры. И я за теми вышепомянутыми людьми послал в погоню 20 человек, настичь их не могли, а вышепомянутый их товарищ Дорофей Веснин в Белоярске умер. До сего ж 717 году приезжают из Томского уезда и просятся в Белоярске жить, и я их назад отсылаю. Да ведомо Вашей милости, [что] августа в 15 день послал я четырех человек в лодке вверх по Оби-реке для проведывания приходов воинских людей. Да ведомо Вашей милости, велено мне поставить сена две тысячи, и я то сено управил. А послал сию отписку из Белоярска в нынешнем 717 году в 18 день с кузнецким служилым человеком с Иваном Колокольцевым с товарищи четыре человека и велено им явиться в Кузнецке и отписку подать Вам, полковнику Борису Акимовичу <…>

РГАДА. Ф. 1134. Оп. 1. Д. 7. Л. 76–77. Подлинник.

Доношение Семена Гилева о принятии делу бывшего приказчика Белоярской крепости Афанасия Хмелева

29 января 1728 г.

<…>
— съезжой двор, при том дворе горница
— 2 пушки больших длиною по 2 аршина и 77 ядер;
— 3 пушки малых по 3 четверти и 233 ядра;
— 3 фузеи, 5 пищалей гладких, одна винтовка
— 7 самопалов и 27 кремней пищальных;
— пороху пушечного 4 пуда 35 фунтов без четверти;
— ручного пороху 6 пудов 31 фунт 1 четверть;
— свинцу полтретья пуда;
— знамя войсковое, барабан
— две тесьмы на поля
— тридцать аршин фитилю;
— 80 указов о военных делах;
— 7 указов кузнецкой земской конторы;
— 4 указу из Малышево;
— 7 отписок из Бердского острога;
— указ от комиссара;
— два печатных царских указу, 2 копии;
— 50 черновых отписок, 4 отписки комиссару;
— 32 челобитных и дел по ним;
— 2 отписки в Бердский острог;
— книги переписные Белоярской крепости разного чину людям переписи 1720 г.
— две рукописных книги о пришлых и гулящих;
— книги переписные дворовому числу оброчных крестьян 1720 г;
— книги записные внешним ясашным сборам;
— три дела челобитных 1720 г.;
— ржаной муки 311 пудов;
— седло старое;
— наказная память;
— приказы, челобитные дела; 39 указов, 7 указов комитета;
— 30 памяток, черновых отписок;
— книги сбора подымных, прокормных, прорубных, с мельниц, с боен, с рыбных ловель, оброки с гулящих людей;
— книги старые с всякого чину людей по 5 алтын сборы
— 2 дела челобитных;
— книги допросные гулящим людям;
— книги сборные по дыму денег и др. 1725 г;
— книги крестоприводные 1719 г.;
— книги сборные с домового числа с дымов и т. д. 1720;
— черновой отписок;
— 6 печатных указов;
— образцовые книги;
— о разных пришлых людях 1722 г., 35 отписок;
— челобитная о строении бани, 7 мирских выборов;
— книги сборные оброчных крестьян, беломестных казаков и казачьих детей, подымным, прорубным с лиц 1722
— книги сбору оброчных денег 1721, 1722гг.
— книги записные, что собрано с гулящих людей 1721 г.;
— книги сбора с Беломестных казаков;
— оброчных крестьян именная перепись 1721 г. и др.
(записаны не все книги — приписка);
— 117 указов из кузнецкой канцелярии, 27 указов земской избы;
— письмо из Усть-Каменогорской крепости;
— книги сборные с гулящих людей оброчных денег 1722 г;
— 30 сказок о сгоревших людях, которые сгорели в пустынях;
— челобитная о лишнем оброке;
— отписка в Малышевскую слободу;
— книги сборные прочих денег 1724 г.;
— вытные книги недоимок 1724 г.;
— 145 указов Кузнецкой избы, полученных Степаном Серебренниковым;
— книги сборные податных денег.

ЦХАФ АК. ФР. 1765. Оп. 1. Д. 72. Л. 28об-29 (выписки Ю. С. Булыгина из документов РГАДА)

Отписка сибирского губернатора князя Михаила Долгорукого на имя императора Петра II со сведениями об обстановке в Кузнецком уезде и строительстве Демидовского завода

28 сентября 1728 г.

В прошлом 727 году февраля 27 дня в отписке из Кузнецка от бывшего управителя Бориса Серединина в Тобольскую губернскую канцелярию писано: посылал де он, Серединин, контайшина владения в порубежную землицу, в Кан, ко владельцам Жижиню и Дюреню кузнецкого сотника Андрея Хабарова с товарищи для выговору о разорении Вашего Императорского Величества ясашных иноземцев и насильстве и о требовании, что взял оный Жижинь с ясашных иноземцев железо и прочее. И оный сотник, прибыв в Кузнецк, объявил: в порубежных де калмыцких волостях, в Кану у владельца Анбу он, сотник, был и о разорении и насилии и о обиде ясашных иноземцев оному Анбу с товарищи предло­жили, на что они, Анбу с товарищи, им ответствовали, что де помянутые калмыки Жижинь и Дюрень какие обиды и разорения оным ясашным иноземцам чинили, про то де они не знают, понеже они, Жижинь и Дюрень, ушли в Ургу к контайше. Да они ж де, Анбу и лучшие люди, у него сотника, спрашивали: вверх де по реке Чарышу, под Камнем, построена крепость на их калмыцкой земле; по какому указу и какие в ней люди живут; ежели де строение Вашего Императорского Величества, то де на данную крепость ничего действовать не будет, а буде мужичье строение, то де будут воевать. По которой его, Серединина, отписке писали мы к контайше и к вышеписанному владельцу Анбу с товарищи в листах, что в Кузнецком уезде крепость и заводы строются на пустом месте по указу Вашего Императорского Величества для пользы государственной, и от тех де заводов людям их никакого утеснения и обид не будет, понеже и с стороны Вашего Императорского Величества к посланцам их и к кузнецким людям бухарцам показуется всякое благодеяние, чтоб жить мирно со обоих сторон. А ежели кому, какие обиды, то б чрез листы розысков правдою возвращать, а кто обидел, чинить наказание, и чтоб ему, контайше, своего владения подданным запретить: дабы они войною на оную крепость и завод не ходили и никакого разорения и убийства не чинили, дабы от того между Российским государством и контайшиным владением ссоры не произошло. А в пограничные города Сибирской губернии посланы Вашего Императорского Величества указы, чтоб города и остроги дочинивали и от набегу неприятельских людей имели крепкую предосторожность, а в степь ни для чего никого не отпускали под опасением смертной казни. И о том в Высокий Сенат писали мы марта 22 дня сего 728 году, а сего ж 728 году сентября 22 дня в отписке кузнецкого воеводы Нефедова в Тобольскую губернскую канцелярию написано: сего де 728 году июня 22 да 28 чисел, набежав неприятельские воинские люди в Кузнецком уезде на оные, Демидова, Колыванские медные заводы, отогнали триста семьдесят лошадей и двух человек ранили копьями, а у часовых пяти человек пять лошадей отбили с седлами. И вышеписанного де страху ради неприятельского гиттенфервальтер Клеопин с обретающимися при тех заводах людьми, оставя ту крепость в малой недостройке и зачатое заводское строение, выехал в жилье Кузнецкого уезда Белоярской крепости в деревню Усть-Чумышскую. И того ради послали мы к контайше и к порубежному его владельцу Анбу с товарищи вторичные листы, в которых писано, что оные Колыванские заводы строятся на порожнем месте по указу Вашего Императорского Величества для государственной пользы, к строению оных заводов определен дворянин Акинфий Демидов, чтоб как по прежде посланным, так и по нынешним листам об отогнании вышеписанных лошадей и о прочем велел исследовать и по следствию обидимое возвратить в сторону Вашего Императорского Величества, а тем людям, которые оных лошадей отогнали, учинить указ по их рассмотрению. Тако ж бы и впредь оным Вашего Императорского Величества Колыванским заводам разорения отнюдь не чинили и на оную крепость и заводы войною не ходили, дабы между Российским государством и контайшиным владением ссоры не произошло. А в Кузнецк воеводе Нефедову послали мы из Тобольска Вашего Императорского Величества указ: велели ему, Нефедову, на оные Колыванские заводы служилых и работных людей, ежели и ныне гиттенфервальтер Клеопин обретается на тех заводах, то отправлять ему, Нефедову, по прежде посланным Вашего Императорского Величества из Тобольской губернской канцелярии указам без всякого замедления. А в присланном к нам оного Демидова от приказчика Степана Егорова экстракте между другими делами показано: произносится де слух, что в ближних калмыцких улусах в собрании много тысяч войска, а куда хотят идти, того не слышно. Чего ради в пограничные города: в Томск и в Тару воеводам посланы Вашего Императорского Величества указы: велели в оных городах иметь крепкую предосторожность. А что впредь будет чиниться, о том будем писать немедля, а сию отписку велели подать в Высоком Сенате. Вашего Императорского Величества покорные рабы: князь Михайло Долгоруков и Иван Болтин.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 4. Д. 725. Л. 382–384. Подлинник.

Доношение императрице Анне Иоанновне о походе Галдан-Цэрэна под Кузнецк

7 сентября 1733 г.

<…> Сего 1733 году июня 25 дня в отписке из Кузнецка от капитана и воеводы Бартенева в Сибирскую губернскую канцелярию написано сего 733 году майя 13 дня в Кузнецкую канцелярию Кузнецкого ведомства Тагапской волости ясашные татары Кабак Шигаев и Ничек Кочегаев словесно чрез толмача Петра Максимова предъявили: Сего де 733 году майя 7 дня пришед к ним в Тагапскую волость владения Галдан-Чирина для сбору алману сборщик Щелок, да при нем калмык Котой Иванов и напившись оной Котой вина… и говорил тайно оной волости татарину Шемону Тючеекову, что де будем на Кузнецк войной в нынешнем 733 году в летнее сенокосное или страдное время, да сего же 833 году майя 13 дня Кузнецкого ведомства помянутой же Тагапской волости ясашные татары Торок Шебаков Елбагаш Белкаулов пришед в Кузнецкую канцелярию и чрез Кузнецких помянутого капитана Максимова, дворянина Ивана Максюкова, сотника Ивана Жилина предъявили: пришли де они в Кузнецкую канцелярию объявиль сего 733 года майя 9 дня будучи у них в Тагапской волости владения Галдан-Чирина для сбору алману вышепомянутый сборщик Щелок Деренев брал и просил с них ясашных иноземцев против прежнего на Галдан-Чирина алману и они де Тагапской волости ясашные иноземцы ему Щелоку сказали, что де не заплатя в казну Вашего императорского величества ясаку, на Галдан-Чирина алману прежде давать они не будут и оной де сборщик Щелок, не говоря с ними ничего, поехал из их Тагапской волости во владения Галдан-Чирина и от него Щелока в их волости оставался калмык же владения Галдан-Чирина, вышеупомянутый в первом известии Котой Иванов и, оставшись, оный Котой ночевал в их Тагапской волости ночь и назавтра говорил, что де на прежнее свое жилище для житья со всем кочевьем на то место, на котором ныне живут Кузнецкого ведомства в острогах и слободах русские люди, а именно: Бийского острогу Белоярская крепость, Малышева слобода Берского острогу же и князь же Черен-Дондук будет на вечное житье по Иркут-реке в Семипалатную, Ямышеву, Иртышские крепости да в Кузнецкие ясашные, в Саганскую и в Белтирскую волости будут де для житья его ж владения Галдан-Чирина кыргызы, а ежели де оного Бангарака на помянутые места жить русские люди не пустят и с того места не съедут, то де он Бангарак поедет о том просить в Москву к Вашему императорскому величеству и о вышеписанном де о всем от Галдан-Чирина как прислано с ензаком (?) письмо, о котором де письме сын его Котоев с ведома и против оных чрез ясашных иноземцев предъявлением в город в Томск, в Красноярск, в Тару и в Иркутские в Семипалатную и Ямышевскую крепости о имении крепкой предосторожности по силе вашего императорского величества указов послан промеморий, а Кузнецкого ведомства казачьему голове Максюкову також в остроги и слободы и в Колывано-Воскресенские дворянина Демидова медные заводы послан с нарочным вашего императорского величества указ, по которому им велено против прежде посланных к ним вашего императорского величества указов, как возможно крепости починять в самой скорости и сего 733 года сентября 3 дня по указу вашего императорского величества и определению Сибирской губернской канцелярии послан в пограничные города и дистрикты к воеводам и управителям и в Иркутские крепости в Сибирский драгунский полк вашего императорского величества указы. Велено им по силе от прежде посланных вашего императорского величества и Сибирской губернской канцелярии указов Иркуцкие крепости починить в самой скорости тутошними солдатами и служилыми людьми, и в пограничных городах крепости и в уездах и в слободах остроги, где какие имеются а ныне обветшали чинить неукоснительно тутошним казакам и прочим людям, которые в подушный оклад не положены, и сделать вкруг городов и крепостей так же и в слободах при острогах рвы и укрепить палисадом и рогатками и пушки все поставить в удобные места, где им стоять надлежит и батарей поделать удобныя также и вкруг посадов, которые за городом окопать рвы и поставить надолбы и рогатки и от приходу неприятельских людей крепкую предосторожность по прежде посланным вашего императорского величества указам нечаянно неприятельских людей и от чего боже сохрани не учоссийским пограничным русским чего людям и ясашным иноземцам разорения и малых деревень жители, которые поселились и живут в степи от пограничных слобод в отдалении из тех деревень жителям сказать вашего императорского величества указ… ежели уведают приход неприятельских людей и они б со всеми пожитками в ближние пограничные слободы и крепости, куда которой деревни жителям поблизости способнее, а сию отписку велели подать в Сибирский приказ и в государственную коллегию иностранных дел, о том писано на подлинной отписке тако:

вашего императорского величества нижайшие рабы
Алексей Плещеев,
Петр Бутурлин,
секретарь Яков Андреев,
подканцелярист Петр Александров.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 7. Д. 473. Л. 124 — 125об. Копия.

Отношение князя Ф. Барятинского в контору правительствующего Сената о походе Галдан-Цэрэна под Кузнецк

2 ноября 1733 г.

<…> Прошедшего октября 29 дня в Сибирском приказе из Тобольской губернской канцелярии получена отписка о походе Галдан-Чирина под город Кузнецк войском и для того о починке Иркуцких крепостей тутошними солдатами и служилыми людьми и в пограничных городах, крепостях и о починке ж в уездах и слободах острогов, где какие имеются тутошними казаками и прочими людьми, которые в подушный оклад не положены и о прочем того ради Правительствующего Сената конторе Сибирский приказ… во известие доносит из помянутой отписки точная копия сообщена при сем доношении <…>.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 7. Д. 473. Л. 123. Копия.

Решение правительствующего на доношения о походе Галдан-Цэрэна

4 декабря 1733 г.

<…> 1733 ноября в 26 день по Указу Ея императорского величества Правительствующий Сенат слушал ведение из Москвы из сенатской конторы и при том копии с поданного из Сибирского приказу доношения и с отписки Сибирского губернатора о походе Галдан-Чирина под город Кузнецк. Приказали о том в иностранную и военную коллегии сообщить при указах копии, а в Сибирскую губернию подтвердить указом, чтобы в том имели крепкую предосторожность и что будет впредь чиниться о том бы писали почасту, а в сенатскую контору сообщить ведение подлинным записанием Правительствующего Сената.

РГАДА. Ф. 248. оп. 7. Д. 473. Л. 126. Подлинник.

О вытребовании в Кузнецкую канцелярию на команду провианта

1741 г.

В кузнецкую воеводскую канцелярию из Бикатунской крепости доношение 8 сентября 1741 г. в Бикатунскую крепость из казенного амбара имеющегося в Бийску и форпосте Новоучрежденного драгунского полку на команде г. поручика Петрова из присланного из Белоярской крепости четверикового провианта на август месяц, на 101 человек по два четверика на месяц, в том числе 8 человекам по 4 четверика да за прошедшее и одному за 6 месяцев 12 четвериков, а за приходом в остатке того присланного из Белоярской крепости 72 пуда <…>.

РГАДА. Ф. 517. Оп. 1. Д. 140. Л. 5. Подлинник.

Доношение в правительствующий Сенат оренбургского и сибирского губернаторов о перестройке пограничных линий

1743 г.

<…> 1. От Чернолуцкой слободы, куда придет от Тоболу линия вверх по Иртышу до Семипалатной крепости прибавить между настоящих другие крепости и редуты, чтоб формальную линию содержать. 2. От Семипалатной крепости вести линию чрез Демидова Колывано-Воскресенские заводы, ибо тут крепость есть и всероссийское владение до помянутого Телеуцкого озера; яко от оного к китайской границе непроходимыми горами, зовомыми Соянской Камень, от Зюнгорских степей разделило; строя крепости и редуты как то обыкновенно на линиях. К содержанию же тех линей людей вновь почти непотребно будет, ибо с одну их сторону — обретающихся ниже Чернолуцкой слободы по Иртышу также и из внутренних городов и острогов, яко-то: Красноярска, Кузнецка, Белоярска, Малышевска, Бикатунска и других служилых людей на те линии вывести возможно, ибо те места останутся внутри линей, под прикрытием оных, а з другую и новоучрежденный Сибирский драгунский полк, который доныне между Тоболу и Иртыша на форпостах находится, а ныне, по другому определению, назначен быть между Ишима и Иртыша, а на ту дистанцию может заступить старой Сибирский драгунский полк, который ныне имеет быть расположен между Тобола и Ишима, а на его место можно подвинуть Оренбургский драгунский полк или тем полком Оренбургским с прибавкою Сибирского пехотного батальона <…>

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 1584. Л. 6об — 7. Подлинник.

Доношение в Канцелярию Колывано-Воскресенского начальства из Белоярской судной избы

13 июня 1750 г.

<…> По усмотрению из Белоярской судной избы имеющаяся Белоярская крепость и около оной крепости палисад весма обветшало, ров, надолбы и рогатки весма песком обнесло також и на батареях и башнях крышки все погодами разбило. Того ради от Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства прошу повелительного Ея императорского величества Указ, кем оную крепость исправить повелено будет из Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства, сим доношением покорнейше доношу.

вместо прикащика Василея Ефремова подписал копеист Иван Шанчин

июня 9 дня 1750 году № 201

ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 88. Л. 5. Подлинник.

Решение Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства о ремонте Белоярской крепости

15 июня 1750 г.

<…> 1750 году июня в 15 день по Указу Ея Императорского Величества Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства, слушав сего доношения приказали в Белоярскую судную избу послать Указ и велеть Белоярскую крепость исправить той слободы крестьянам и всеми, что их за высылкой в завоцкие работы в домех, станетцах, а паче таким, которые в работы не располагаютца, ибо та крепсоть построена и надобна к осторожности от неприятеля, и той слободы обывателям и несомненно ту крепость нынешним летом исправить и к тому находящимся в той слободе прикащику и старосте крайнее прилежание иметь, и когда исправлена будет, в Канцелярию репортовать.

Андрей Беэр.
Бухгалтер Василей Пастухов.

ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 88. Л. 15об. — 16. Подлинник.

Представление каптенармуса драгунского полка о размещении военнослужащих в деревнях Белоярской слободы по причине разрушения строений Белоярской крепости

22 ноября 1751 г.

<…> Понеже как небезызвестно, что объявленной 10 роты и оставшая в Колывановоскресенском заводе команда: капралов два, драгун двадцать шесть итого двадцать восемь человек сюда в Белоярскую слободу уже следуют <…>

Каптенармус Иван Кожевников.

ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 101. Л. 553 — 553об. Копия.